Жизнь семьи

Полный текст книги Ле Корбюзье «Жилая единица в Марселе» ("L'Unité d'habitation de Marseille", Le Corbusier, 1950). Публикуется по изданию «Ле Корбюзье. Архитектура XX века». Перевод с французского В.Н. Зайцева. Под редакцией Топуридзе К.Т. Издательство «Прогресс». 1970.


Огонь, очаг — в этих двух словах заключен глубокий, вечный смысл. Здесь мы подходим к основному — мы едим для того, чтобы жить Для этого надо где-то готовить пищу и принимать ее.

Еда всегда была торжественным актом при всех цивилизациях. Это не какое-нибудь случайное установление. Здесь перед нами встает одна из основных проблем: приготовление пищи.
Посмотрим, как устроена квартира буржуа завещанная нам первым веком машинной цивилизации. Кухня в глубине квартиры, в конце длинного коридора; кухарка словно содержится там в заточении. Столовая удалена, насколько возможно, от входа, она хоть и рядом с гостиной, но все же изолирована. Весь ритуал жизни буржуа строится на отрыве кухни от столовой и на соседстве столовой и гостиной. Но сейчас такие времена, что скоро во всем мире не найдется людей, готовых пойти в услужение; острая нехватка домашних работниц наблюдается и у нас. Современное общество стремится пересмотреть методы своей семейной организации, оно возвращается к одному определяющему моменту: огонь, очаг — кухня, столовая — все это объединяется в один комплекс в одной-единственной комнате. Имение здесь собирается вся семья. Но совершенно очевидно, что в этом случае все заботы сваливаются на мать семейства Учитывая огромное число кухонь, имеющихся в настоящее время, следует задуматься о судьбе хозяйки дома, низведенной до рабского положения прислуги. Мы видим, что она стала жертвой беспорядка, допущенного по вине других, жертвой извращения самого понятия «жилье». Мелкий буржуа строит свое жильё по следующему принципу: гостиная с мебелью под чехлами, узкая столовая и уже в самом конце — кухня, где выбивается из последних сил хозяйка дома как раз в те самые часы, когда вся семья собирается за столом.

Следует лишний раз подчеркнуть всю торжественность этого акта, поскольку ныне он совершенно принижен, в результате чего пропадают те самые моменты, когда отец, мать и дети имеют возможность и неоспоримое основание для того, чтобы собраться вместе, в обстановка близости, тесных семейных уз.

Если жилая комната обеспечивает человеку элементарные условия индивидуальной свободы, то столовая обеспечивает сохранение семейных связей.

Это положение, будучи перенесенным в область теории архитектуры и градостроительства (хотя подобный перенос, быть может, слишком прямолинеен), дает основание для следующего решающего вывода: столовая есть кухня и, наоборот, кухня есть столовая.

Сформулировав этот вывод, мы тем самым возвращаемся к лучшим традициям всех цивилизаций. Традиции эти, нарушенные в наш машинный век, могут и должны быть возрождены по той основной причине, что современная семья ограничена в своем составе: это только родители и дети. Больше нет рабов, нет наемной прислуги. Каждый идет на свою работу и становится членом той или иной социальной группы. Только домашний очаг может и должен воспрепятствовать распаду семейной ячейки. Перед нами целое общественное явление, с которым надлежит считаться. И это общественное явление требует каких-то мер, какой-то инициативы. Старинная семейная традиция, о которой вспомнили и которую позвали на выручку, будет возрождена в век расцвета техники, дающей в наше распоряжение технические приспособления, машины и методы правильной организации.

Технические приспособления, машины и организация — это путь, открывающийся перед нами.

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер