Застройка территории

Полный текст книги Ле Корбюзье «Три формы расселения» (Les Trois établissements humains, Le Corbusier, 1945). Публикуется по изданию «Три формы расселения. Афинская хартия», Стройиздат, 1976. Перевод с французского Ж. Розенбаума


Столетнее развитие машинной техники привело к формированию специфических городских агломераций. Для оздоровления среды и улучшения условий существования в этих агломерациях необходим специальный непреложный закон, предписывающий вынесение крупных промышленных предприятий за пределы радиально-концентрических городов. Следует отметить, что скопление предприятий в городах помимо всех связанных с этим несчастий во время войны вызвало воздушные бомбардировки и явилось причиной дополнительных бедствий населения.

При наличии такого закона останется лишь уточнить способы и пути передислокации промышленности. Промышленные предприятия должны быть выведены за пределы городских территорий. Но куда их выводить и каким образом? Это проблема современности.

Эгоистические интересы выглядят следующим образом: «Современной промышленности необходимы качества, присущие жителям больших городов: утонченность, нервозность, стремительность и т. д.». Истина же состоит в том, что огромные города представляют собой обильный рынок рабочей силы, при наличии которого все выгоды и преимущества на стороне ее потребителей. Однако жизненные интересы требуют вывода промышленности не только из городов Франции, но вообще из всех крупных городов.

Все, что создается людьми, подчиняется определенной закономерности. Благополучие и процветание создается ценой огромных усилий и приспособляемостью. Но наступает момент, когда установившееся равновесие нарушается, ломаются заведенные порядки. Так, в итоге эры промышленного развития города превращаются в города-спруты. «Великое расточительство» и хаос охватывают агломерации, потрясая обыденный, 24-часовой ритм человеческой жизни. Предприятия непомерно разрастаются, условия жизни и труда усложняются. Бурный темп жизни становится обманчивым, усилия людей бесплодными: градостроительство вырождается, утрачивает свои положительные качества и обращается против того, кому оно должно служить, против человека.

Семья рушится, ее биологические функции грубо попираются, физические и моральные качества подавлены, что в конечном итоге ведет к истощению расы. Люди становятся легкой добычей дельцов и стяжателей. Трудовое население современных городов терпит нескончаемые лишения. Труд превращается в наказание; жизнь замыкается в порочном круге; часть заработка уходит на покрытие расходов, вызываемых всеобщим беспорядком; эра машинной техники породила дополнительный ежедневный расход времени; движение в городах перенапряжено, расстояния непомерно растянуты, а увеселения горожан — это «развлечения» отчаяния. Создается впечатление, что машина жестко мстит тому, кто необдуманно создал и покорил ее.

Захваченный водоворотом событий, человек не заметил, как он оторвался от природных условий жизни. Предприятия, бессистемно расплодившиеся на территории городов, подчиняясь жестоким требованиям частных интересов, захватили «священные» зоны, которые отныне не принадлежат городам и превращаются в места, наносящие вред их населению. Люди более не способны сдерживать рост расползающихся городских агломераций. Говоря о принципах расселения, Марсель Гриоль утверждал: «Установление предела — это удел богов, но не дело человека».

Города — это живой и дышащий организм; городские стены, охватывая его территорию, выполняют роль грудной клетки и в свою очередь испытывают на себе давление окружающих поселений. Окрестности города (поля, холмы, долины, реки и моря) превращаются в окружающий его своеобразный пояс. По дорогам, подходящим к городу с разных сторон, поступают многочисленные грузы, оседающие в его окраинных районах.
Земли, расположенные за пределами городских окраин,— это не безликие территории, а вполне организованная структура; она представляет собой сложную систему магистралей, устремляющихся к единому центру подобно каменным нервюрам, из которых складывается стрельчатый свод.

Города утратили связь с природой, управляющей жизненными функциями людей. Задача заключается в том, чтобы восстановить эту связь и обеспечить населению городов естественные условия жизни.

Для решения этой задачи надо определить оптимальную вместимость населенных мест, где каждому человеку будут созданы нормальные жизненные условия. Естественно, что оптимальные условия для жителей городов и сельских населенных мест будут обеспечены по-разному.

Создавшееся положение вызвало к жизни массовое бегство населения в поисках обетованных земель ... Произошло своеобразное расползание человеческого муравейника по всей земле. С годами это рассредоточение стало сопровождаться скоплением значительных людских масс в отдельных пунктах. Постепенно на всей территории земли сложились определенные формы расселения людей, в частности поселения сельскохозяйственных и промышленных рабочих.

Не следует опровергать подобной классификации, принимая во внимание стремление рассматривать труд как всеохватывающий и величайший фактор эпохи, подчиняющий всех людей единым закономерностям. В современном мире труд не принижает людей, он объединяет их. Признание цивилизации труда — это признание естественного стремления людей к объединению в целях созидания в условиях единства, гармонии и равновесия триединства человек — природа — космос.

Организаторы промышленного производства выдвинули идею формирования нового типа труженика: рабочего-крестьянина или крестьянина-рабочего, считая возможным сочетание их функций в течение дня, сезона или года. В этом смысле ссылаются на исторических предшественников: часовщиков и очечных мастеров — крестьян из горных районов Юры. Это действительно имело место, но со временем крестьяне-часовщики покинули свои верстаки, размещенные при фермах, и переселились в поселки, поступив на работу в мастерские, которые к 1900-м годам превратились в крупные мануфактуры, оснащенные машинами и станками. Таким образам происходило превращение деревень в поселки, а поселков в города. Сельские жители становились горожанами, проживающими в жилищах городского типа среди учреждений и сооружений, свойственных городским агломерациям.

Часто высказывают мысли, основанные на хрупких априорных утверждениях: тяжелые жизненные условия, тоска и усталость вызываются трудом на промышленном предприятии; благородство, очарование, поэзия сельскохозяйственного труда связаны с землей; ссылаются на естественность влечения человека к садовым ножницам как к символу утраченного рая, на благотворность сочетания труда и отдыха в природных условиях, особенно заинтересованность в возможности дополнительного приработка; добротность пищевых продуктов, добытых собственным трудом, и т. д.

Много иллюзий и мало убедительных суждений:

1. Труд на промышленном предприятии, как правило, изнурителен, потому что материальные и моральные условия, в которых он протекает, связаны с ужасным беспорядком, порожденным первым этапом эры машинной техники; здесь идет речь о внешних факторах.

2. Однако и сельский труд в поле — это не поэтическое песнопение; если он и отличается тем, что совершается в благоприятных природных условиях, то в то же время он не менее тяжел и суров и связан с чрезвычайными физическими перегрузками.

3. Садовые ножницы в данном случае являются лишь символом, олицетворяющим чудо непосредственного контакта с природой: прорастание зерна, великолепное цветение, созревание плодов, безграничное изобилие...

Создается впечатление, что эти чудесные превращения, происходящие «везде и всюду в мире...», являются своеобразным Сезамом, раскрывающим единство вселенной и объясняющим наше положение в ней. Взору рисуются картины бескрайних полей и посевов, зеленых массивов, простирающихся под небосводом. Садовые ножницы олицетворяют лишь контакт с природой и ее познание; в этом смысле они говорят о большем, нежели о клумбах розария, фруктовых садах или бобах, произрастающих на огородных грядках. Они разжигают воображение.

4. Человек стремится не терять ни единой минуты дня и максимально использовать послерабочие часы до наступления темноты... Но работа на земле тяжела, она создает дополнительную усталость. Повседневный труд на клочке земли может быстро превратиться в «каторжный». Земля требует беспрестанного труда… даже зимой. В итоге: «Неужели я вынужден навеки нести это тяжелое бремя?».

5. Чередование различных видов труда является источником обновления и постоянного восстановления сил. Но это соответствует действительности лишь в том случае, если не связано с добыванием средств. Говорят, что дополнительный заработок — доказательство вашей ненасытности, жадности или, увы, доказательство того, что ваш обычный заработок недостаточен и вы являетесь жертвой бедности и тяжкой судьбы. После окончания работы вы вынуждены каждодневно дополнительно трудиться. Дополнительный труд является как бы новым рабочим днем. Только в этом случае вы обеспечите себе пропитание, в противном — будете голодны.

Труд сельскохозяйственных рабочих значительно отличается от труда промышленных рабочих. На заводе рабочий подчиняется только ежедневному циклу времени, равному 24 часам. Сельскохозяйственный же рабочий испытывает влияние годового цикла времени, смены четырех времен года, а также ежесуточной шкалы времени.

Это принципиальная разница в материальном и духовном смысле.

Промышленный рабочий вкладывает свой труд в производимый им продукт непосредственно в процессе производства, крестьянин же получает ипотеку, т. е. своеобразный залог, оплата которого производится в течение года за счет продукта, выращиваемого его трудом. Его действия различаются в зависимости от структуры почвы или различной ориентации земельных угодий, он вынужден ежедневно определять время своего труда в зависимости от условий погоды.

Их моральное и физическое поведение также различно. Крестьянин трудится в одиночестве — один на своем поле, один в своем винограднике, один в лесу. Только в исключительных случаях, во время сбора урожая, крестьяне работают совместно, и именно в честь этой поры устраиваются празднества. Внимание, необходимое при работе плугом, лопатой или косой, во многом отличается от того, которое нужно заводскому рабочему, стоящему у тисков, токарного станка или у печи. В одном случае руки покрыты жесткими мозолями, в другом они могут быть гибкими, как у хирурга. В одном случае — одиночество в поле, в другом — общественный труд на производстве.

«Поток» — характерная особенность индустриального производства; он предполагает систематичность, точность, размеренность производственного процесса, безукоризненную слаженность работы бригад, повышенное напряжение и внимание, схронометрированные движения.

Единство рабочей среды не могло быть организовано на основе ручного труда, где все подчинено индивидуальности. Речь идет не только о разном характере труда, но и о различии общественного, гражданского и этического идеалов.

За столетие развития машинной техники «расселение человека» по земле осуществлялось плохо, а создавшийся беспорядок привел к кризису. Поселения людей должны располагаться по точно определенным местам, а их форма должна определяться соответственно их специфике.

Исходя из этих положений предлагаются следующие формы поселений: для сельской местности (новая или обновленная) — сельскохозяйственная производственная единица — Орудие продовольственного снабжения; специфической и своеобразной формой размещения промышленности явится линейный промышленный город — Орудие промышленного производства.

Радиально-концентрические города, образующиеся на пересечении больших транспортных артерий, могут формироваться сразу или постепенно в правительственные, административные, торговые города и научные центры.

Следует подчеркнуть, что одной из этих основных форм является Линейный промышленный город перерабатывающей индустрии. В данном случае речь идет о выдающемся явлении в истории развития человеческого общества.

Исследование предлагаемых нами трех форм расселения даст возможность сделать определенные выводы, позволит по-новому подойти к застройке населенных мест, т. е. целеустремленно организовать пространство, определить географию расселения людей, создать геоархитектуру. В этом случае можно будет говорить о подлинной планировке территории, опирающейся на достижения современной науки.

Итак, поставленная нами задача сводится к тому, чтобы определить число типов и форм расселения людей эпохи машинной цивилизации.

Наша цель заключается в том, чтобы сформулировать основы трех форм расселения и определить их «биологию» в соответствии с территорией, на которой разместятся населенные места, и характером людей, которые будут на них жить. Располагая этими основами, можно будет приступить к разработке небольших проектных предложений на ближайшее время и более крупных на отдаленные периоды. Это определит основное направление проектирования населенных мест для людей, которые, вырвавшись из современного кризисного состояния, войдут в следующий исторический цикл, долженствующий открыть эру всеобщей гармонии.

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер