Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Архитектор: Ле Корбюзье. Le Corbusier
Здание: Дом Центросоюза (Наркомлегпрома)
Место: Мясницкая улица, 39, Москва, Россия
Время: 1928-1936
Состояние: Объект культурного наследия РФ
Источники: fondationlecorbusier.frru.wikipedia.orgliveInMsk.ru«Ле Корбюзье. Архитектура XX века». 1970СА. 1928. № 6

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) — офисное здание, возведённое в 1928—1936 годах в центре Москвы по проекту Ле Корбюзье. Здание относится к числу наиболее интересных архитектурных раритетов не только Москвы, но и мира, представляя собой созданный знаменитым архитектором образец европейского модернизма конца 20-х годов XX века. В здании Центросоюза первоначально помещался Центросоюз (для которого и проводился конкурс), затем Наркомлегпром СССР, Министерство текстильной промышленности СССР, с 1959 года — ЦСУ СССР. В настоящее время здесь располагается Федеральная служба государственной статистики — Росстат.

Дом Центросоюза — один из первых в Европе больших офисных комплексов с витражным остеклением. Построен в результате открытого конкурса 1928 года, в котором участвовали в основном русские архитекторы: братья Александр и Виктор Веснины, Б. М. Великовский, С. Е. Чернышёв, И. И. Леонидов, А. Д. Крячков и другие. Кроме того, были приглашены и иностранные архитекторы.

Дом Центросоюза — очень большое по тем временам сооружение. Первое, что бросается в глаза при подходе к нему — это гигантские поверхности стекла на фасадах, открытые стойки-опоры, поддерживающие блоки офисов, свободные пространства первого этажа (под зданием можно свободно пройти), горизонтальные крыши, красновато-коричневая облицовка стен из розового артикского туфа. Всё это — характерные особенности творческой манеры Ле Корбюзье начала 30-х годов (за исключением разве что облицовки), яркая иллюстрация его же известных «Пяти отправных точек современной архитектуры». В зданиях комплекса предусмотрены рабочие места для 3500 служащих, а также большой конференц-зал (выделенный отдельным блоком), клубные помещения, читальный зал, ресторан и многое другое. В первом этаже расположен просторный входной вестибюль, с открытыми лестницами и пандусами (наклонными пешеходными рампами) для связи между этажами.

Дом Центросоюза весьма сходен по программе со зданием Министерства здравоохранения и образования в Рио-де-Жанейро (арх-ры Л. Коста, О. Нимейер, при участии Ле Корбюзье 1936), где также присутствуют открытые колонны в основании здания, большие площади витражного остекления, разделение объёмов по их функции. Близкий аналог Центросоюзу и «Швейцарский павильон» в Париже (арх. Ле Корбюзье, 1931), в котором основной блок также покоится на колоннах, а сплошное остекление фасада «вставлено» в раму из камня. Можно добавить к этому и здание Секретариата ООН, соавтором которого тоже является Ле Корбюзье (1947). Секретариат ООН — это, образно говоря, не что иное, как поставленный вертикально офисный блок Центросоюза. Как и все эти упомянутые здания, Центросоюз являет собой образец «интернационального стиля», повсеместно вошедшего в моду с начала 1950-х годов.

Строительство комплекса велось под надзором Николая Колли, эрудированного, авторитетного архитектора из группы конструктивистов. Он состоял в переписке с Ле Корбюзье, согласовывая с ним все изменения проекта. Именно благодаря авторитету и настойчивости Колли комплекс Центросоюза построен с весьма хорошим для тех времен качеством. Курировало стройку крыло Троцкого, но после того, как в конце 20-х годов в стране произошли известные перемены в политическом курсе, а затем и в архитектурном — в сторону «государственного классицизма», — проект был приостановлен на несколько лет. Завершалось строительство Центросоюза в 1933-36 годах.

По предложенным идеям проект Центросоюза Ле Корбюзье был крайне новаторским, опережающим время, — как в отношении примененных материалов и конструкций, так и по своему архитектурному облику. Причем, новаторским не только для России, где в ту пору существовал свой сильный архитектурный авангард, но и для Европы. В офисных блоках Центросоюза применена конструкция типа железобетонной этажерки-каркаса, позволяющая свободно планировать этажи, что для строительной практики России было новостью. Корбюзье предложил также навесные герметичные стеклянные стены-экраны с вакуумом вместо воздуха между двумя слоями стекла — с целью теплоизоляции внутренних помещений. Вдобавок к этому в здании предусматривалась внутренняя система аэрации — кондиционирования. Это технологическое решение, имевшее целью обеспечить комфортные условия для работников при любых погодных условиях, зимой и летом, в силу ограниченных возможностей того времени было осуществлено далеко не полностью.

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

 

В 1928 году Ле Корбюзье и Пьер Жаннере получают заказ на проектирование Дома Центросоюза в Москве. Впоследствии он будет построен с некоторыми отступлениями от первоначального замысла* (Здание ЦСУ СССР (б. дом Наркомлегпрома) на ул. Кирова в Москве было построено в 1930-1936 гг. при участии арх. Н. И. Колли. Этой работе Ле Корбюзье предшествовала его победа на конкурсе в 1928 г. (Прим. ред.)). Разрабатывая этот проект, Ле Корбюзье предлагает принцип «нейтрализующих стен». Это новшество вызвало насмешки со стороны московских и парижских специалистов. Но Гюстав Лион считает это предложение гениальной идеей, которая преобразит архитектуру. Под руководством этого физика были проведены тщательные изыскательские работы и опыты в лаборатории фирмы «Сен Гобен». В наши дни где-то в архивах этой фирмы хранятся папки с расчетами (в которые до сего времени никто не заглядывал).

1928 год. Здание Центросоюза в Москве. Красивый план!

В этом проекте, как и в Общежитии швейцарских студентов в Париже и затем в вилле Савой и «Плане-Обюс» в Алжире, Ле Корбюзье «сформулировал» идею свободного плана, связанную с периодом расцвета железобетона. Это подлинное произведение архитектуры, едва ли не безграничное по своему богатству. В этом проекте нет ничего общего со всем тем, что ему предшествовало, — с формулой классических эпох (комната = четыре стены). Правда, у него были предшественники, например, готика. Но готика являла непримиримые противоречия между планом, разрезом и техникой кладки из тесаного камня, сковывающей свободу творчества; семь веков спустя железобетон сыграл роль раскрепостителя.

Во время работы над этим проектом были созданы «нейтрализующие» навесные стены из стекла или камня. Это было подлинным новаторством в области строительной техники. До этого времени подобная конструкция стены никогда не применялась...

LC 1960

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936. Макет

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936. Перспектива фасада с улицы Кирова

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936


План сооружения строений Центросоюза в Москве, составленный Ле Корбюзье и Пьером Жаннере / Журнал «Современная архитектура». 1928. № 6. — С. 177—181.

Раздел 1. Общее расположение зданий

Мы постарались избежать массивных зданий с внутренними дворами. Наши здания расположены так, чтобы всюду мог проникать свет; сады заполняют пространство между зданиями; сады возвышаются и на крышах зданий (см. раздел 6 — „Крыши-террасы“). Дворы отсутствуют.

Так как Мясницкая очень шумная и сравнительно узкая улица, мы отодвинули назад за сад, засаженный деревьями, здания, отведенные под торговые отделы; благодаря деревьям, шум с улицы будет в значительной степени ослаблен.

У нас не имеется главного фасада в подлинном смысле этого слова: в отношении архитектурной ценности здания, выходящие на Мясницкую, и здания, обращенные к будущему бульвару, стоят на одном уровне.

Так как новая Мясницкая еще не открыта мы предусматриваем расширение именно в эту сторону.

Раздел 2. Распределение

Мы отделили основные отделы и сгруппировали их в самостоятельных, хотя и тесно связанных со всеми полезными местами, зданиях.

1. Группа А (Правление, административные отделы, контрольная комиссия) — на бульваре.

Отдельно, в спокойном боковом строении, в 1-м этаже отделы контрольной комиссии.

В первом же этаже большой вестибюль под справочным бюро, раздевальной для посетителей, уборными для посетителей, комнатой для ожидания и приемной.

На втором этаже — кабинеты заведующих, а на следующих этажах — различные отделы, правленческие и административные.

2. Группа Б занимает целое здание на Мясницкой; она содержит торговые отделы и рабочие организации. Комнаты представляют собою обширные помещения американского типа, в 4 м, высоты, причем движение происходит посередине, между низкими барьерами.

3. Между зданием, содержащим группу А, и зданием с группой Б мы расположили банк, занимающий совершенно самостоятельное положение, хотя он и связан с группой А; вход для посетителей с Мясницкой через сад. Финансовые отделы рядом.

4. Все помещения, охватывающие клуб, образуют внутри участка центральное здание, выход из которого в большой вестибюль группы Б, обращенный ка Мясницкую.

При клубе большой вестибюль-фойе-бар в нижнем этаже, с отдельным наклонным проходом и мостиками, ведущими в театральный зал. В первом же этаже — раздевальни, специально предназначенные для клуба, и уборные.

5. Амбулатории отведено место в маленьком боковом здании между клубом и Новой Мясницкой; это строение, защищенное от шума, выходит в сад. Сейчас оно непосредственно сообщается с Мясницкой через вестибюли в первом этаже; позднее же оно будет непосредственно связано с будущей Новой Мясницкой.

6. Квартиры служащих расположены в том же здании, что и амбулатории.

Раздел 3. Движение

Вопрос о движении внутри дома, по которому будут постоянно ходить 2 000 служащих, является задачей первостепенной важности. Мы разрешили ее согласно с требованиями городского благоустройства, т. е. предположили, что коридоры и лестницы являются так сказать, закрытыми улицами. Улицы эти имеют ввиду этого ширину в 3,25 м и всегда хорошо освещены. Лестницы же, по которым всегда трудно и утомительно ходить, заменены большими проходами с очень слабым наклоном (в 14°), позволяющими оживленное движение без утомления. Итак, во дворце Центросоюза нет лестниц.

Но однакоже для того чтобы обеспечить возможность быстрой связи, мы поместили у концов коридорной сети 4 маленькие лестницы, дающие возможность быстрого сообщения с верхними этажами.

Принимая во внимание особенности московского климата и суровость зимы, мы приняли соответствующую систему входов. Она состоит в том, что для того чтобы войти в оба дома — группы А и группы Б — надо пройти через большой и жарко натопленный тамбур; пол этого тамбура покрыт решеткой для снега с обуви и пальто. После тамбура служащие не входят в вестибюли, а спускаются по проходу со слабым наклоном в подземное помещение, где находятся обширные образцовые раздевальни; из этих раздевален прямой выход в первую часть каждого из двух проходов, которые обслуживают все здания. Эти раздевальни также обслуживаются обеими системами лестниц и двойных подъемных машин, каждая из которых открывается на оба больших наклонных прохода.

Уборные, ватерклозеты и ванные находятся рядом с большими наклонными проходами, в непосредственном соседстве, на каждом этаже. Все это образует первую систему путей сообщения (для служащих).

Вторая система (посетители). Посетители входят через те же тамбуры с Мясницкой или с бульвара, но вместо того чтобы спускаться в подвальное помещение, они проходят прямо в большие вестибюли, обслуживающие первый этаж. Посетители найдут тут же рядом раздевальни, залу для ожидания, фойе, телефон общего пользования, уборные, справочное бюро и т. д.

Посетители распределяются на две категории: а) посетители, направляющиеся в Правление и административные отделы и б) посетители торговых отделов и выставки (Мясницкая).

Третья система (клуб или общественные организации). Вход с Мясницкой, но в то же время существует и непосредственное сообщение с бульваром через вестибюль группы А.

Эта система обслуживает все отделы клуба, т. е. театральную и лекционную залу, библиотеку, помещение для выдачи книг, столовую, помещение для физкультуры.

Четвертая система (для автомобилей). С Мясницкой проезд под домом направо к угольному складу, с одной стороны, и к складам выставочной залы — с другой; проезд под домом налево — к гаражу, рассчитанному на 30—50 автомобилей.

Этот гараж непосредственно связан с помещением подвальных раздевален и большими проходами, расположенными ввиде подковы в группах А и Б.

Пятая система (для разных нужд). Здесь имеется в виду специальное устройство, как напр., мостик, соединяющий на 4-м этаже группу А (организации) с библиотекой, и на 5-м этаже группу А со столовой.

Раздел 4. Характер постройки

Проектом предусмотрена постройка из железобетона. Костяк состоит из правильных рядов железобетонных столбов, поддерживающих пол. Сообразно с нашим опытом, полы из железобетона выдаются за пределы столбов на 1,25 м со стороны улицы, так что окна зданий полностью освобождены от точек опоры. Это дает возможность неукоснительного применения системы „продольного окна“, дающей максимальное количества света.

Здания кончаются наверху крышами-террасами. Теория этих крыш-террас родилась в результате опыта, проделанного нами более 15 лет назад в очень суровом климате (в Юрских горах, на высоте 1000 м). Эта Теория, предусматривающая плоскую крышу со стоком воды внутрь дома, является непосредственным следствием введения центрального отопления в домах, находящихся в очень холодных странах с обильными снежными осадками. В сущности это единственное возможное решение вопроса в холодных странах.

Кроме того, для того чтобы избежать последствий расширения железобетона летом, мы завершаем свои крыши-террасы специальной системой садов, благодаря которым на плитках из бетона и под плитками из цемента, покрывающими песочный грунт, поддерживается постоянная влажность, целиком уничтожающая действие расширения. Эта теория плоских крыш проверяется нами уже в течение 15 лет во всех наших постройках, причем она применяется с полным успехом. Она к тому же принимается большинством современных архитекторов нового направления.

Стены, окружающие здания, попросту пустотелые стены. Вместо массивной кладки они состоят из многих рядов перегородок из пустотелых кирпичей, оставляющих промежуток для воздуха. Стены эти обладают каллорическим коэффициентом несравненно более высоким, чем все массивные постройки (см. более подробно в приложении для Лиги наций).

Полы можно будет делать, сообразуясь с их местным назначением, из каменных плит, из деревянного паркета, из керамических плит (см. № 6, раздел 6.)

Раздел 5. Кубатура

Общая кубатура: 24 000 куб. м в нижней части здания (подвальные помещения), 107 000 куб. м не считая нижней части здания (раздевальни).

(Все помещения имеют высоту 4 м.)

Раздел 6. Особенности

Мы обращаем ваше внимание на особенности, присущие нашему проекту:

1. Отопление, охлаждение, вентиляция. План № 1 показывает установку машин для отопления, охлаждения и вентилирования.

Мы предлагаем применение той же системы, которую мы предлагали и для Дворца наций в Женеве. В частности, зал будет снабжен системой отопления, охлаждения и вентиляции замкнутым кругом, дающей возможность очищать и обновлять воздух зала; постоянно поддерживая в нем путем охлаждения температуру 18°, из расчета 80 литров воздуха 18-градусной температуры на каждого жителя.

Чрезвычайно простое приспособление связывает зал с подвальным вентилятором и выбрасывает воздух с указанной выше скоростью под каждым из кресел. Таким образом каждый зритель располагает достаточным количеством чистого воздуха, а облако испорченного воздуха поднимается под наклонный потолок зала этот воздух очищается и восстанавливается в помещениях, приспособленных соответствующим образом, и спускается в подвальные охладительные приборы, сообщающие ему 18-градусную температуру.

2. Крыши-террасы (см. выше описание в разделе 4).

3. Продольные окна. Мы предлагаем применить здесь свой патент продольных окон, используемый в настоящее время сен-гобенскими мануфактурами. Окна эти снабжены двойным остеклением и открываются при помощи боковых шарниров, что дает возможность полного проветривания помещений. Этот патент предусматривает чрезвычайно простую систему запора (эксцентрического), обеспечивающего абсолютную герметичность. Каждый фасад снабжен системой передвижных трубных лесов, дающей возможность в полной мере производить очистку зданий с наружной стороны, причем это никогда не вызывает необходимости перерыва или каких-либо неудобств в работе служащих.

4. Клубный зал построен сообразно современным принципам акустики, в том виде, как они применены в парижском зале Плейель и в нашем большом Зале собраний во Дворце наций. Благодаря особому расположению линии стен получается одинаковая слышимость для всех зрителей.

Зрительная возможность одинакова со всех мест.

Мы предлагаем такое расположение сцены, которая дает возможность с большой легкостью менять декорации, что вполне соответствует, как нам кажется, желаниям русских режиссеров, которые создали в этой области методы, повсеместно вызывающие восхищение.

Благодаря установке специальных экранов зал спектаклей или кино может быть превращен в концертный или лекционный зал, в котором оратор сможет говорить в наиболее благоприятных условиях. Имеется достаточное пространство для декораций над и под сценой. Предусмотрено известное число уборных для актеров, под сценой, причем эти уборные получают свет непосредственно.

5. Мы наметили (см. план № 1) систему путей для канализации во всех зданиях.

6. Комната машинописи, а также и обе музыкальные комнаты, входящие в число 10 комнат общего труда, предусмотренные проектом на крыше здания группы Б, будут приспособлены при помощи способа Густава Лион так, чтобы в них поглощались все звуки.

7. Столовой отводится место в верхней части клуба по двум причинам:
1) из соображений освещения, чистого воздуха, использования террасы-сада, близости комнат физкультуры;
2) чтобы кухню можно было расположить в верхней части здания, во избежание неприятного запаха.

8. Комната физкультуры расположена на самом верху клубного здания, для того чтобы можно было пользоваться наиболее чистым воздухом, использовать обширные террасы для солнечных ванн и самую крышу этой комнаты, на которой будет устроен баскет-болл и беговой трек.


Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936. Перспектива главного холла

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936. План первого этажа

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936. Пандус, ведущий в зрительный зал

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936. Фрагмент пандуса

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936. План третьего этажа

Ле Корбюзье / Le Corbusier. Дом Центросоюза (Наркомлегпрома) в Москве. 1928-1936. Зрительный зал

Ле Корбюзье на строительстве здания Центросоюза. Москва, 1931 г.

Ле Корбюзье на строительстве здания Центросоюза. Москва, 1931 г.

Строительство здания Центросоюза. Москва, 1931 г.

Ле Корбюзье и Николай Колли на строительстве здания Центросоюза. Москва, март 1931 г.

Ле Корбюзье на строительстве здания Центросоюза. Москва, март 1931 г.

Добавить комментарий

Подтвердите, что вы не спамер
CAPTCHA
Подтвердите, что вы не спамер